Вы здесь: Главная > Мероприятия > Сценарий праздника ко Дню памяти и скорби

Сценарий праздника ко Дню памяти и скорби

Открывает линейку директор школы Дон Е.Г.

Война – жесточе нету слова,

Война – печальней нету слова,

Война – святее нету слова.

В тоске и славе этих лет,

И на устах у нас иного

Ещё не может быть и нет…

Вряд ли есть семья, которой не коснулась война. у кого-то воевал дед, у кого-то отец, сын, муж. Мы рассказываем из поколения в поколение об их светлом подвиге, чтим память. Передаем дедовские медали и о каждой из них рассказываем своим детям. Эта – за мужество, вот эта – за отвагу… Это наша история, история семьи, история нашей страны.

Ученик 1. Уже не раз из глубины веков доносились до нас голоса героев прошлого.

Ученик 2. Нам дороги их голоса, мы чтим имена этих героев.

Ученик 3. Мы знаем, как велика была их вера в торжество справедливости, в лучшее будущее человечества.

Ученик 4.Поэтому необходимо всегда помнить о тех, кто погиб за правое дело защиты Родины от врагов.

Ученик 5.И сегодня, в день освобождения нашей станицы от немецко-фашистских захватчиков, мы обращаемся к Вам, молодому поколению 21 века,

Ученик 6.чтобы оставить глубокий след в ваших душах,

Ученик 7 заставить прочувствовать вместе с нами эти минуты и никого не оставить равнодушным.

Ведущий 1. На рассвете 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. Долгие 4 года до 9 мая 1945 года наши деды и прадеды боролись за освобождение Родины от фашизма. Они делали это ради будущих поколений, ради нас.

Чтец

…В июне средь неба ясного,
В белый день заслепив глаза,
Сразу всю синеву сграбастала
И швырнула в огонь гроза.

И шагнули в порыве яростном
Наши мальчики в смертный бой
Под свинцовым дождём безжалостным,
Чтоб страну заслонить собой…

Обелиски на Волге, в Нальчике,
В Бресте, в Курске, в Крыму, в Орле…
До чего же вы на Земле
Кратковременно жили, мальчики.

Ведущий 2. В первый день войны им было по 17-20 лет. Из каждых 100 ребят этого возраста, ушедших на фронт, 97 не вернулись назад. 97 из 100! Вот она, война!

Чтец

Гудит земля,
Шагают части.
Идут — и края не видать,
На бой идут.
И кто на счастье,
И кто – на смерть не угадать.

Идут, идут…
А ночь как море.
Всё ближе бой –
И звон в ушах…
Солдатский путь, суров и горек,
Тяжёл и глух солдатский шаг.

Ведущий1: Вначале войны советским войскам приходилось постоянно отступать, и нести многочисленные потери.

На синем, с кровью смешенном снегу,
Где восемь суток бой сменялся боем-
Лицом вперёд, как падал на бегу
Раскинув руки, умирает воин.

Ведущий 2. Война — это 1725 разрушенных и сожженных городов и посёлков, свыше 70 тысяч сёл и деревень в нашей стране. Война — это 32 тысячи взорванных заводов и фабрик, 65 тысяч километров железнодорожных путей.

Ведущий 3. Война — это 20 часов у станка в день. Это урожай, выросший на солёной от пота земле. Это кровавые мозоли на ладонях таких же девчонок и мальчишек, как ты.

Ведущий 4. Война — это 900 дней и ночей блокадного Ленинграда. Это 125 граммов хлеба в сутки. Это тонны бомб и снарядов, падающих на мирных людей. Это голод, дистрофия и цинга. Это умирающие на улице, дома и прямо в классе такие же девчонки и мальчишки, как ты.

Чтец

На фоне (Энио Морриконе)

Девчонка руки протянула

И головой – на край стола.

Сначала думали – уснула,

А оказалось – умерла…

Никто не обронил ни слова,

Лишь хрипло, сквозь метельный стон

Учитель выдавил, что снова –

Уроки – после похорон.

Под шелестом опущенных знамен

Лежат бок о бок дети и солдаты.

На пискаревских плитах нет имен,

На пискаревских плитах только даты.

Год сорок первый…

Год сорок второй…

Полгорода лежит в земле сырой.

Чтец

На развороченном пути

Стоит мальчишка лет пяти,

В глазах расширенных истома

И щеки белые, как мел.

— Где твоя мама, мальчик?

— Дома.

— А где твой дом, сынок?

— Сгорел.

Он сел, его снежком заносит,

В его глазах мутится свет.

Он даже хлеба не попросит.

Он тоже знает: хлеба нет!

Ведущий 1. Война… От Бреста до Москвы — 1000 км, от Москвы до Берлина – 1600 км. Итого: 2600 км — это если считать по прямой.

Ведущий 2. Кажется мало, правда? Самолётом примерно 4 часа, а вот перебежками и по-пластунски — 4 года- 1418 дней.

Ведущий 3. Люди погибали, не щадили своей жизни, шли на смерть, чтобы прогнать фашистов с нашей земли. 28 Панфиловцев. Они не пропустили к Москве ни один из 50 с лишним вражеских танков. «Велика Россия, а отступать некуда. Позади Москва». Защищая столицу, почти все бойцы погибли, но они подбили 50 фашистских танков.

Звучит песня “У деревни Крюково”

Чтец

До сей поры вблизи того селенья,
Среди дубрав, раздолья и садов,
Ещё немало горестных следов
Вошедшего в историю сраженья.
Я – слово в слово
Помню речь комбата,
Перед атакой краток был комбат.
Он так сказал:
-Запомните, ребята,
к врагу в полоборота не стоят!
…И в полный рост
комбат поднялся снова,
и снова рухнул,
он сейчас умрёт, —
но тихое
простреленное слово,
подняв пехоту,
ринулось вперёд.

Ведущий 3. Гитлеровцы последовательно проводили на захваченных территориях массовое уничтожение населения. В обращении немецкого командования к солдатам говорилось: «У тебя нет сердца, нервов,, на войне они не нужны. Убивай всякого русского. Не останавливайся. Или перед тобой старик, женщина, девочка или мальчик – убивай…» И они убивали…

Чтец. Белорусская деревня Хатынь. Это было так: 22 марта 1943 года небольшую деревню Хатынь окружили немцы. Солдаты врывались в крестьянские хаты и выбрасывали людей на улицу. Жителей сгоняли в сарай. В нём становилось всё теснее и теснее. Матери пытались успокоить детей, но сами не могли сдержать слёз. В Хатыни было немало многодетных семей. Например, у Барановских — 9 детей. У Новицких, Иотко — по 7. А 19-летняя Вера Яскевич на руках качала семинедельного сына. В сарай прикладами затолкали стариков. Каратели обложили сарай соломой, облили бензином и подожгли.

Их сжигали живыми. Многие пытались вырваться из огня. Тщетно! Эсэсовцы хладнокровно, без промаха расстреливали их из автоматов. Для 149 жителей Хатыни этот день стал последним. Мученическую смерть приняли 75 детей.

Чтец

Их расстреляли на рассвете,

Когда вокруг редела мгла…

Там женщины и дети,

И эта девочка была…

Сперва велели им раздеться

И стать затем ко рву спиной.

Но прозвучал тут голос детский,

Наивный. Чистый и живой:

«Чулочки тоже снять мне, дядя?»

На миг эсэсовец обмяк,

Рука сама собой с волненьем

Вдруг опускает автомат.

Он словно скован взглядом синим.

И, кажется, он в землю врос:

«Глаза, как у моей Неминьи», –

Во мраке смутно пронеслось.

Охвачен он невольной дрожью,

Проснулась в ужасе душа.

Нет! Не убить её не может…

И дал он очередь спеша.

Упала девочка в чулочках,

Снять не успела, не смогла.

Солдат, солдат, что если б дочка

Твоя вот так же здесь легла.

Вот это маленькое сердце

Пробито пулею твоей.

Ты – человек, не только немец;

Или ты зверь среди людей?

Шагал эсэсовец угрюмо,

Не поднимая волчьих глаз…

Впервые, может, эта дума

В мозгу отравленном зажглась.

И всюду взгляд её светился,

И всюду чудилось опять,

И не забудется отныне:

— Чулочки тоже, дядя, снять?

Ведущий 2. Медленно идёт время на войне, но идёт. Наши войска стали набирать силы и опыт, и стали выигрывать сражение за сражением, освобождая оккупированные сёла и города.

Ведущий 3. Через жестокие испытания и страшные потери шли советские солдаты к Берлину, освобождая пядь за пядью русской земли.

Ведущий 1. И сегодня, 29 января, в день освобождения нашей станицы мы вспоминаем солдат 317-ой Краснознаменной Карпатско-Будапештской стрелковой дивизии, сформированной в городе Грозном и принявшей страшный бой на границе станиц Ильинской и Еремизино-Борисовской.

Звучит (Бухенвальдский набат)

Ведущий 2. Сегодня мы вспоминаем всех, кто не пожалел своей жизни ради счастья будущих поколений.

Ведущий 3. Памяти наших отцов и старших братьев, памяти вечно молодых солдат и офицеров Советской Армии, павших на фронтах Великой Отечественной войны, посвящается!

Двое юношей читают: Гридякин, Гавриленко) (на фоне Энио Морриконе «Профессионал»).

Чтец 1

Вечная
Слава
Героям!
Вечная слава!
Вечная слава!
Вечная
Слава
Героям!
Слава героям!
Слава!!!

Чтец 2 …Но зачем она им,
эта слава, —
мёртвым?
Для чего она им,
эта слава, —
павшим?
Всё живое —
спасшим.
Себя —
не спасшим.
Для чего она им.
эта слава, —
мёртвым?…
Если молнии в тучах заплещутся жарко
и огромное небо
от грома оглохнет,
если крикнут
все люди земного шара, —
ни один из погибших
даже не вздрогнет.
Знаю :
солнце
в пустые глазницы не брызнет!
Знаю:
песня
тяжёлых могил не откроет!
Но от имени
сердца,
от имени жизни
повторяю :
Вечная
Слава
Героям!…
И бессмертные гимны,
прощальные гимны
над бессонной планетой
плывут величаво…
Пусть не все герои, —
те,
кто погибли, —
павшим —
вечная слава!
Вечная слава!…
Вспомним всех поимённо,
горем
вспомним
своим…
Это нужно —
не мёртвым!
Это надо —
живым!
Вспомним
гордо и прямо
погибших в борьбе…
Есть
великое право:
забыть о себе!
Есть
высокое право:
пожелать и посметь!
Стала Вечною Славой
мгновенная смерть!

Звучит песня «Алеша»

Ведущий 1. Сколько памятников воинам Великой отечественной войны поставлено в нашей стране и за рубежом… Все они дань памяти погибшим воинам!

Чтец

(На фоне «Журавли» (минусовка)- слова Р.Гамзатова, муз. Я Френкеля).

Обелиск на сельской улице: А старик сидит, внимает,

Серый в крапинку гранит, «Беломорканал» смолит.

У ограды кошка хмурится, Он нам вовсе не мешает,

И береза шелестит. А потом вдруг говорит:

Все знакомо и привычно. -Я пришел, чтоб поклониться

Без особой суеты Всем, кто с нами не дошел,

В День Победы, как обычно, Помянуть и извиниться-

Мы несем сюда цветы. Их ведь орден не нашел.

Ритуал такой привычный Шелестит березка мирно.

По утру нарушен был: Отдавая честь бойцу,

Посетитель необычный Класс застыл по стойке «смирно»,

За ограду заступил… Словно рота на плацу.

На траве расположился, Ничего не позабыто,

По-домашнему присел. И никто не позабыл,

Кто зайти сюда решился, Кем победа нам добыта,

Раньше нас прийти сумел? Кто в войну героем был.

Старичок простой и свойский

Лоб фуражкой не закрыт.

С виду вовсе не геройский.

Орден лацканом прикрыт.

От гвоздик нарядно стало.

Обелиск на сельской

улице:

Песни спели, не одну. Серый в крапинку гранит,

И стихов прочли немало, У ограды кошка хмурится,

Про Победу и войну. И береза шелестит.

Звучит песня в исполнении Л.Зыкиной «Поклонимся великим тем годам…»

Ведущий 1. В нашей школе есть традиция, в этот праздник ученики нашей школы возлагают цветы к памятнику освободителям станицы и склоняют головы в скорбной минуте молчания.

Минута молчания (звук метронома)

(На фоне «Лунной сонаты»)

Помните!
Через века,
через года,
помните!
О тех,
кто уже не придёт
никогда, —
помните!
Не плачьте!
В горле сдержите стоны,
горькие стоны.
Памяти
павших
будьте достойны!
Вечно
достойны!
Хлебом и песней,
мечтой и стихами,
жизнью просторной,
каждой
секундой,
каждым
дыханьем
будьте достойны!
Люди!
Покуда сердца
стучатся,
помните!
Какой ценой
завоёвано счастье,
пожалуйста,
помните!
Песню свою
отправляя в полёт,
помните!
О тех,
кто уже никогда не споёт,

помните.
Детям своим
расскажите о них,
чтоб запомнили!
Детям
детей
расскажите о них,
чтоб тоже
запомнили!
Во все времена
бессмертной Земли
помните!
К мерцающим звёздам
ведя корабли,
о погибших
помните!
Встречайте трепетную весну,
люди земли.
Убейте
войну,
прокляните
войну,
люди земли!
Мечту пронесите через года
и жизнью наполните!..
Но тех,
кто уже не придёт
никогда,
заклинаю,
помните!

Чтец

Чтоб снова на земной планете

Не повторилось той зимы,

Нам нужно, чтобы наши дети

Об этом помнили, как мы!

Я не напрасно беспокоюсь, —

Чтоб не забылась та война:

Ведь эта память – наша совесть,

Она, как сила нам нужна…

Чтец . Я не хочу, чтоб громы

Орудийной канонады

Услышал твой ребенок, твой и мой.

Чтец. Я не хочу, чтоб голод Ленинграда

Коснулся их безжизненной рукой.

Чтец. Я не хочу чтоб доты обнажались,

Как роковая опухоль земли,

Чтец. Я не хочу, чтоб вновь они ожили

И чью-то жизнь с планеты унесли.

Чтец. Пусть вскинут люди миллион ладоней

И защитят прекрасный солнца лик.

От гари пепелищ и от хатынской боли Навечно, навсегда, а не на миг.

Чтец. Я не хочу, чтоб громы канонады

Услышал твой ребенок, твой и твой…

Чтец. Пусть мир взорвется криком: «Нет, не надо!»

Вам нужен сын не мертвый, а живой.

Чтец. Пусть дети повсюду встречают рассвет

Улыбкою ясной, спокойной.

Давайте же скажем все вместе – нет!

(Все вместе)

Нет, нет, нет!

Нет грабительским войнам!

Оставить отзыв