Вы здесь: Главная > Мероприятия > Сценарий спектакля для взрослых

Сценарий спектакля для взрослых

Антип: Ты, Марфа, хоть и крупная баба, а бестолковенькая.

Марфа: Эт почему же?

Антип: А потому… Тебе что требуется? Чтобы я день и ночь только шил и шил? А у меня тоже душа есть. Ей тоже попрыгать, побаловаться охота, душе-то.

Марфа: Плевать мне на твою душу!

Антип: Эх-х…

Марфа: Чего «эх»? Чего «эх»?

Антип: Так… Вспомнил твоего папашу-кулака, царство ему небесное.

(Марфа, подбоченившись, строго смотрит сверху на Антипа. Антип стойко выдерживает ее взгляд)

Марфа: Ты папашу моего не трожь!.. Понял?

Антип: Ага, понял.

Марфа: То-то.

Антип: Шибко уж ты строгая, Марфынька. Нельзя так, милая: надсадишь сердечушко свое и помрешь.

Марфа: Вопчем, шей.

Антип: Шью, матушка, шью.

Антип: Чего пригорюнилась, Марфынька? Все думаешь, как деньжат побольше скопить?

(Марфа молчит, смотрит задумчиво в окно)

Антип: Помирать скоро будем, так что думай не думай. Думай не думай – сто рублей не деньги. Я вот всю жизнь думал и выдумал себе геморрой. Работал! А спроси: чего хорошего видел? Да ничего. Люди хоть сражались, восстания разные поднимали, в гражданской участвовали, в Отечественной… Хоть уж погибали, так героически. А тут – как сел с тринадцати годков, так и сижу. Вот какой терпеливый! Теперь: за что я, спрашивается, работал? Насчет денег никогда не жадничал, мне плевать на них. В большие люди тоже не вышел. И специальность моя скоро отойдет даже: не нужны будут шорники. Для чего же, спрашивается, мне жизнь была дадена?

Марфа: Для детей.

Антип: Для детей? С одной стороны, правильно, конечно, а с другой – нет, неправильно.

Марфа: С какой стороны неправильно?

Антип: С той, что не только для детей надо жить. Надо и самим для себя немножко.

Марфа: А чего бы ты для себя-то делал?

Антип: Как это «чего»? Нашел бы чего… Я, может, в музыканты бы двинул. Приезжал ведь тогда человек из города, говорил, что я самородок. А самородок – это кусок золота, это редкость, я так понимаю. Сейчас я кто? Обыкновенный шорник, а был бы, может…

Марфа: Перестань уж!.. (Машет рукой). – Завел – противно слушать.

Антип: Значит, не понимаешь (вздыхает).

(Некоторое время молчат).

(Марфа вдруг плачет. Вытирает платочком слезы).

Марфа: Разлетелись наши детушки по всему белу свету.

Антип: Что же им, около тебя сидеть всю жизнь?

Марфа: Хватит стучать-то! Давай посидим, поговорим про детей.

(Антип усмехается, откладывает молоток).

Антип (весело): Сдаешь, Марфа. А хочешь, я тебе сыграю, развею тоску твою?

Марфа: Сыграй.

(Антип моет руки, лицо, причесывается).

Антип: Дай новую рубашенцию.

(Марфа достает из ящика новую рубаху. Антип надевает ее. Снимает со стены балалайку).

Антип: Начинаем наш концерт!

Марфа: Ты не дурачься только.

Антип: Сейчас вспомним всю нашу молодость (хвастливо, настраивая балалайку) Помнишь, как тогда на лужках хороводы водили?

Марфа: Помню, чего же мне не помнить? Я как-нибудь помоложе тебя.

Антип: На сколько? На три недели с гаком?

Марфа: Не на три недели, а на два года. Я тогда еще совсем молоденькая была, а ты уж выкобенивался.

Антип: Я мировой все-таки парень был! Помнишь, как ты за мной приударяла?

Марфа: Кто? Я, что ли? Господи!.. А на кого это тятя-покойничек кобелей спускал? Штанину-то кто у нас в ограде оставил?

Антип: Штанина, допустим, была моя…

Антип: Не шей ты мне,

Ма-амынька,

Красный сарафа-ан,

(Марфа подпевает):

Не входи, родимая,

Попусту в изъян…

Антип (играет, танцует):

Ох, там, ри-та-там,

Ритатушеньки мои!

Походите, погуляйте,

Па-ба-луй-тися!

(Марфа смеется, плачет, опять смеется).

Марфа: Хоть бы уж не выдрючивался, господи!.. Ведь смотреть не на что, а туда же.

Антип: Ох, Марфа моя,

Ох, Марфынька,

Укоряешь ты меня за напраслинку!

Марфа: А помнишь, Антип, как ты меня в город на ярманку возил?

Антип (кивает головой):

Ох, помню, моя,

Помню, Марфынька!

Ох, хаханечки, ха-ха,

Чечевика с викою!

Марфа: Дурак же ты, Антип! – ласково сказала Марфа,– Плетешь черт те чего.

Антип: Ох, Марфушечка моя,

Радость всенародная…

Марфа так и покатилась:

Марфа: Ну, не дурак ли ты, Антип!

Антип: Ох, там, ри-та-там,

Ритатушеньки мои!

Марфа: Сядь, споем какую-нибудь (вытирает слезы).

Антип (запыхавшись, улыбается): А? А ты говоришь: Антип у тебя плохой!

Марфа: Не плохой, а придурковатый.

Антип: Значит, не понимаешь. (Садится). Мы могли бы с тобой знаешь как прожить! Душа в душу. Но тебя замучили окаянные деньги. Не сердись, конечно.

Марфа: Не деньги меня замучили, а нету их, вот что мучает-то.

Антип: Хватило бы… брось, пожалуйста. Но не будем. Какую желаете, мадемуазельфрау?

Марфа: Про Володю-молодца.

Антип: Она тяжелая, ну ее!

Марфа: Ничего. Я поплачу хоть маленько,

Антип: Ох, не вейти-ися, чайки, над морем,

Вам некуда, бедненьким, сесть.

Слетайте в Сибирь, край далекий,

Снесите печальну-я весть.

Ох, в двенадцать часов темной но-очий

Убили Володю-молодца-а.

Наутро отец с младшим сыном…

(Марфа плачет).

Марфа: Антип, а Антип! Прости ты меня, если я чем-нибудь тебя обижаю, проговорила она сквозь слезы.

Антип: Ерунда. Ты меня тоже прости, если я виноватый.

Марфа: Играть тебе не даю…

Антип: Ерунда. Мне дай волю – я день и ночь согласен играть.Так тоже нельзя. Я понимаю.

Марфа: Хочешь, чекушечку тебе возьмем?

Антип: Можно.

(Марфа вытирает слезы, встает).

Марфа: Иди пока в магазин, а я ужин соберу.

Антип: Вот еще какое дело, она уж старенькая стала… надо бы новую. А в магазин вчера только привезли. Хорошие! Давай заодно куплю.

Марфа: Кого?

Антип: Балалайку-то.

Марфа: Она у тебя играет еще.

Антип: Там треснула досточка одна… дребезжит.

Марфа: А ты заклей. Возьми да варом аккуратненько.

Антип: Разве можно инструмент варом? Ты что, бог с тобой!

Марфа: На.

Антип: На четвертинку только? Да-а…

Марфа: Ничего, она еще у тебя поиграет. Вон как хорошо сегодня играла!

Антип (вздыхает): Эх, Марфа!..

Марфа: Что «эх»? Что «эх»?

Антип: Так… проехало. (Идет к двери).

Марфа: А сколько она стоит-то?

Антип: Да она стоит-то копейки! Рублей шесть по новым ценам.

Марфа: На.

Антип берет деньги и молча выходит).

Оставить отзыв